Понедельник, 23.10.2017, 16:34


Главная
Регистрация
Вход
Проект "ДЖ.Р.Р. Толкин" Приветствую Вас tolkienjohn | RSS  
Меню сайта

Наш опрос
Вы участвуете в нашей ролевой игре?
Всего ответов: 153

Главная » 2008 » Апрель » 23 » Р.Миннеханов. ВОЗВРАЩЕНИЕ ГОРТАУРА.
Р.Миннеханов. ВОЗВРАЩЕНИЕ ГОРТАУРА.
10:23

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ ГОРТАУРА. ВОЙНА ДЕВЯТИ КОРОЛЕЙ.

 

 

Как мне надоела эта моя скучная рабская жизнь! Я, свободный харадрим, вынужден прислуживать какому-то арнорскому купчику, сколь толстому, столь и жадному. Бывает, выйдет во двор в своём халатике да заорёт на весь Аннуминас:

- Несносный юнец! Где ты шляешься?!

И ты несёшься сломя голову к этому толстяку скорее угождать ему: то просто чай приготовь ему с кексами, то пол вымой, то дров наколи, а то и за любимой лошадью прибери. Как ни прикажет за Брагол навоз убрать или накормить её, обязательно напомнит:

- Мне этого коня сам король Теотайн подарил! А простым купчикам роханский король лошадей не дарит!

А усмехнёшься (что бывает нередко, ибо глядя на его скупердяйскую рожу, произносящую эти высокопарные слова,  хочется смеяться до смерти), так вот, усмехнёшься – и пинок словишь, одна награда!

Прислуга и вообще рядовые арнорцы смотрят на меня с опаской – всё же, как никак, я восточный человек. Как вы знаете, после падения Саурона и его вассалов, Харад превратился в относительно слабое государство. Когда мне было тильт эдак 48 (или того меньше), мой дед рассказывал, какое огромное войско вывел на поле боя король Элессар, дабы окончательно добить «семя Сауроново», а заодно поправить своё материальное состояние. При этом мой дед добавлял, что всем королевстве тогда оставалось не более полутысячи воинов. Моему деду тогда было столько же тильт, сколько и мне в ту пору… Он всегда пускал слезу, рассказывая о своём детстве: от рабской доли его тогда спасло лишь то, что он  очень хорошо спрятался от эльфов под грудой трупов – в бою эльфы не уступают оркам Саурона в жестокости и кровожадности! С тех пор гондорские короли, затем снова наместники, а потом и многочисленные князьки повадились устраивать зачистки в разорённой стране – в одну из таких зачисток «славные» белодревцы лишили меня сначала отца с матерью (я тогда только родился), а потом и деда – они его попросту убили, не посмотрев на старость и на меня, маленького, в его руках.

В Осгилиате, в этих полуразрушенных катакомбах, на восстановление которых у Элессара не хватило денег, награбленных в Хараде и Моргуле, меня продали этому купчине.

В запустевшем и глухом Аннуминасе харадский мальчик казался существом из другого мира – смуглая, твёрдая кожа, суровый, острый взгляд, поющий тоску по родной земле, большой, широкий рот, узкие губы, длинные прямые волосы.Всё это выделяло меня из толпы.

Всё, что составляло мою жизнь – работа, конь да обширная купеческая библиотека, у семьи купчины не пользовавшаяся популярностью. Там были и редкие книги: когда разразилась война 9 королей, старые архивы Минас-Тирита продавались кому попало почти за бесценок. Не мудрено, что мелкий купчик смог прикупить себе что-то из «интересных древностей». В старых, пыльных фолиантах, на которых ещё рукой Митрандира наносились пометки и жирные пятна (!), я находил утешение. Смотря на положительных персонажей сквозь призму собственной судьбы, под влиянием окружавших меня «нуменорцев», я считал великими героями Саурона, Моргота, Короля-Чернокнижника, а славного Исильдура и Элессара (где-то я видел даже плохо затёртое «Бродяжник») с Элендилем и Теоденом – виновниками моих мытарств.

Хотя, честно говоря, посидеть за книжкой мне удавалось довольно редко – обычно я спал там, где не доделал какую-нибудь работу, которая в доме купца доставалась только мне. Да, работа выматывала меня физически, но более её меня угнетало отсутствие общения с кем-либо. Единственное существо, с которым я мог говорить, был Брагол – знаменитый роханский коняга, подаренный моему хозяину самим Теотайном III, королём Роханским и Дунландским.Это было поистине доброе и отзывчивое существо, которому я полностью доверял. Брагол понимал меня. Порою, когда я очень сильно уставал, он укутывал меня своей чёрной гривой, и я, устроившись на полке для всяких щёток и прочего инструмента, засыпал, держа в руке прядь конских волос. Эта грива…Очень хочется спать…

 

Я проснулся от страшного видения: я сижу в доспехах на коне, а огромный ворон клюёт мне в забрало. Вдруг его клюв превратился в огромную, полную жёлтых зубов пасть, шипящую мне: «Ты найден!» Весь день меня мучил этот сон. Он многое изменил во мне.

Хозяин стал возвращаться мрачнее тучи. Я смутно догадывался, в чём дело: Король Северного Пригорного Арнора Аркемир IV решился на войну с «Золотой коалицией» Осгилиатского князя, вице-наместника Итилиэна и короля Южного Подгорного Арнора. Силы против Аркемира собираются могущественные – поговаривают, что вице-наместник – колдун, сумевший ради своих чёрных нужд зачечь пламя Ородруина!

Само собой разумеется, что купец расстраивался не из-за того, что Аркемир со своих королевством будет скоро частью истории. Всё дело в огромных податях, которыми король обложит всё население страны, дабы собрать на войну боеспособную армию.

Работы пока было немного – купец носился по городу, что-то выпытывая у коллег и конкурентов. Поэтому я мог больше времени уделять книгам.

За окном бушевала гроза, а в читальне горел камин, создававший тепло и уют в комнате. Открыв томик «Истории Третьей Эпохи» на случайной странице, я попал в главу о Мордоре – самом страшном месте Арды. Мне очень нравились красивые цветные миниатюрки, на которых кое-где изображались славные воины моей страны. Я листал пожелтевшие страницы и как будто вспоминал что-то давно ушедшее, как вдруг сл страницы на меня глянуло ОНО – огромное лишённое век око, объятое пламенем. Оно ворвалось в мою душу, освещая там самые потайные углы. Я хотел закричать от ужаса, но не мог. Да и было это не нужно – чрез мгновение Око превратилось в очередную картинку.

Я отложил книгу в сторону. В абсолютной тишине потрескивали поленья в камине, дождь стучал в окно мерные ритмы. Тишина.

И Голос, звавший меня в конюшню.Он как будто шептал: «Иди ко мне, иди сюда».Я шёл, повинуясь ему. Голос не удалялся и не приближался – он вёл меня.

Брагол спокойно жевал овёс. Неожиданно молния осветила его – в её свете глаза его горели огнём, не потухшим после того, как молния исчезла.

«Скачи! Скачи отсюда!»-закричал голос. Неизвестно почему, но я без лишних раздумий вскочил на коня и помчался вон из конюшни, вон из своей тюрьмы – свобода! Свобода!

Лишь только мы покинули конюшню, как очередная молния ударила, попав прямо в постройку – в мгновенье объявшее её пламя пожирало свою жертву как удав, медленно заглатывая доски своим горячим смертоносным ртом.

«Чего ты ждёшь?!!!»-скомандовал Голос и Брагол понёс меня к городским воротам.

Начиналась новая жизнь! Свободная жизнь!                                                

 

Глава 2

Вновь я услышал голос лишь на следующий день. Всё это время я наивно верил в то, что наличие его – есть умственное помешательство на почве моего 12 летнего затворничества в доме купца, из которого я выходил лишь по великим праздникам. Но моим надеждам было не суждено сбыться.

«Слушай меня, Олоста!»-говорил Голос,-ты одарён многим! Ты обладаешь великим наследством! Ты поможешь мне – мне нужна власть для победы в одной войне, но сил у меня мало! Помоги мне!»Через несколько минут голос тихо добавил: «Пожалуйста!»

-Но что я могу сделать?- невинно вопрошал я у воздуха, предательски мечтая о пище.

-Ты поедешь в Минас-Тирит, прикупить кое-что. Деньги ты сейчас получишь! Ферн!»

Лишь я услышал это имя, как Брагол топнул копытом раз, другой, третий, пока из земли не показался мешочек с деньгами – посчитав их, я решил, что на них я мог бы купить купчину со всей семьёй и его противной собакой. Но я решил, что лучше бы мне для начала поискать какую-нибудь деревушку, дабы прикупить там чего поесть.

-Ну что, Брагол, вижу, конь ты не простой!

Он топнул копытом и фыркнул.

-Ладно, не серчай. Лучше-ка выведи меня к деревушке какой-нибудь, а то в Аннуминасе меня легко будет вычислить и вернуть в «семью». А меня считают безвременно почившим в бозе!

Брагол одобрительно фыркнул. Сейчас, сидя на спине у уже собственной лошади, подаренной мне, как я понял, самим вице-наместником Итилиэна, решившем использовать меня в своей грязной, но прибыльной для меня игре, я вдыхал и ощущал вкус всего того, чего я был лишён всю свою сознательную жизнь – свежий, пахнущий цветами, травой и расой, воздух, шелест  тысяч и тысяч листьев, поющих мне колыбельные, щебет птиц и птичек, радовавшихся солнцу и огромному, безбрежному голубому небу, в котором я слышал песни Эру Илюватар, его мотивы, подаренные  Аинур,само солнце и вообще всё то, что составляет этот неповторимый дух новорождённой свободы!

…Деревушка была маленькой, домов 25-30, не более. Но в каждом был или орчонок-раб , или раб-ангмарец, что свидетельствовало об относительном богатстве деревни. Правда, мне в голову пришла страшная мысль – может быть у местных уже норма иметь иноземного раба, как, допустим, глиняный горшок или лопату. Брр, стало даже как-то не по себе!

Купив в первом попавшемся доме пару десятков варёных яиц, немного солонины и пять буханок хлеба, я уже собирался покинуть деревню, как вдруг остановился: сзади раздался пронзительный вой, затем жуткий шум, а потом и душераздирающий писк. Обернувшись, я увидел бегущуюдевушку, в руках у которой было лукошко яиц, хлеба, грибов и ещё какой-то снеди, за ней гналась какая-то толстомясая баба, не переставая кричать на бегу: «Держи её, держи!» Тем временем, молодость пока побеждала опыт и отрыв бабы от девушки стремительно увеличивался. Однако поселенцы решили помочь соседке и бросились вдогонку за воровкой, которая уже успела приковать моё внимание: белое, как звёздный свет, лицо, тонкие, бледные губы, зелёные, пронизывающие глаза заставляли смотрть на себя…

Я очнулся лишь тогда, когда эти самые глаза уже  смотрели мне в самую душу, умоляя взять на лошадь и увезти её отсюда, от этих злых людей, успевших, кстати, вооружиться вилами и дрекольем. Я молчал, но её глаза уже прочитали в моей душе «Да», написанное там крупными буквами. Лишь только она села на коня, как Брагол рванул и оставил позади себя не то что толпу, а уже и деревню.

«Интересно, а за какие такие заслуги Теотайн подарил купчине такого коня?»-думал я, поражаясь быстроте Брагола. «Да денег он Теотайну одолжил, много! Он ведь в долгах, как в шелках, а в бабах, как в малине!»-нашёлся Голос.

Чрез несколько минут Брагол решил остановиться, ибо управлять конём я не умел. Девушка быстро слезла и, сказав «Спасибо», быстро побежала в сторону леса.

-Постой! Куда же ты!- закричал я и побежал за ней.

Я дотронулся до её тонкого плеча, и она остановилась.

-Мой повелитель, я…

-Не называй меня так! Моё имя проще – Олоста,-меня поразило то, что меня, ещё вчера раба, называли повелителем.

-Я недостойна Вас, я – беглянка, раба… - она смотрела в землю, на траву, не смея поднять глаз.

Я взял её за плечи и тихо усмехнувшись, ответил,

- Значит мы оба – беглецы. Я – Олоста, раб Клора, Аннуминасского купца.

Её глаза просияли:

-Правда?- и уже совсем без доли прежнего почтения,- Меня зовут Силаур, я из-под старого Ангбанда.

- Поесть бы чего… - после минутного молчания я, наконец, нашёл, что сказать.

- Да, есть охота!

Вечер. Костёр. Широкое поле. Опушка леса. Тихий ветерок. Звёзды…

Её история была очень похожа на мою: её деревня была в 2- 3 лигах от разрушенного Ангбанда. Она не помнила своё детство, слишком запутанно оно было – свою мать она видела лишь очень-очень маленькой. Как-то раз проснувшись, она обнаружила, что живёт её матери нет, а живёт она в лачуге с мачехой и отцом. Так продолжалось не долго, ибо жадные арнорца снарядили большой поход в Ангмар «бороться с духами назгулов». Духов крылошлемые не нашли, и решили заменить их тысячами рабов, захваченных по стране. Арнорцы проявляли хладнокровие и расчёт, оставляя многих детей родителям, дабы спустя годы снова придти сюда, за детьми этих детей. Среди захваченных оказалась и Силаур. Мачеху же её они не тронули.

Однако девчонка сумела сбежать из плена и вот уже 12 лет скиталась по Арнору, живя воровством.

Так она и выживала.

-А поехали со мной в Минас-Тирит! -предложил я, ковыряя палкой в углях догоравшего костра.

-А это где?

Я, честно говоря, плохо себе представлял, куда нам вообще надо было держать путь – ведь я надеялся на Брагола! Однако дабы не ударить лицом в грязь, я показал куда-то наугад в сторону леса:

-Это воооон там! Видишь?

-Ага!

А ночь тем временем опутывала нас своим волшебством. Сидеть у костра было приятно и уютно, время приятно текло в беседах о прошлом.

-знаешь, от моей матери мне досталась лишь эта песня.

И она запела своим тихим, но необыкновенно чистым высоким голосом детскую колыбельную:

Лоста, Нин баин, лоста.

Пид дуат мор гиль гэлад

Хальтха лэ ол таба.

 

Лоста, Нин баин, лоста.

Пид исильма на уиреб

Тилиа нэд хин телэт

 

Лоста, Нин баин, лоста.

Пид элуи лит селебе лэ силат

Элуи рхинг хильк эрин саин

 

Лоста, Нин баин, лоста.

Пид сэн глир тэна нед ханнас

Ар тилиа лэ лэндэ элуи.

 

( Спи, моя прелесть, спи.

Пусть тёмная ночь светом звёзд

Укроет твой сон покрывалом.

 

Спи, моя прелесть, спи.

Пусть свет Луны будет вечно

Сиять в твоём сердце любовью.

 

Спи, моя прелесть, спи.

Пусть звёздная пыль серебрит твои губы,

Звёздный холод застынет на них.

 

Спи, моя прелесть, спи.

Пусть эта песнь вольётся в твой разум

И светит тебе путеводной звездой.

Синдар.)

Под звуки чудесной песни мне вдруг сильно захотелось спать.

«Интересно, как девочке-дикарке могли её родители петь колыбельные на эльфийском?»-думал я, засыпая. А она так и сидела, смотря в безбрежную гладь Млечного путь, будто она искала там свою мать.

-Что это?-вдруг спросила она, указывая на большое железное кольцо, висевшее у меня на груди.

- Это всё, что осталось от моего харадского прошлого. Дед велел мне это беречь пуще жизни! Он сказал, что оно мне будет придавать силы в трудные моменты,-я невольно сам стал любоваться своим кольцом, тревожно сияющем красноватым светом. В моей душе нарастала тревога. Вдруг смолкли деревья. Заржал Брагол – его глаза горели огнём.

-Бежим!- закричала девушка и повлекла меня к коню за руку – чрез мгновение за нашими спинами показались удаляющиеся фигуры каких-то мелких, проворных существ, кричавших нам что-то на своём странном языке.

«Гоблины!»-подумал я,-«Но их перебили, откуда они здесь, так глубоко в Арноре?»

«Он начал действовать…»-отозвался Голос.

Просмотров: 831 | Добавил: tolkienjohn | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 1
1  
Это первая версия. Если кому интересно(а интересно должно быть, ибо целая глава посвящена истории Средиземья в IV эпоху, когда распадаются старые государства, образуются новые союзы, аутсайдеры становятся лидерами.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Календарь
«  Апрель 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017