Среда, 25.04.2018, 03:25


Главная
Регистрация
Вход
Проект "ДЖ.Р.Р. Толкин" Приветствую Вас tolkienjohn | RSS  
Меню сайта

Наш опрос
Вы участвуете в нашей ролевой игре?
Всего ответов: 153

Главная » 2008 » Апрель » 23 » продолжение 6
продолжение 6
10:30

Так что дело не в стрелах, магии, ужасе – просто ум. Логика, анализ ситуации – вот секрет успеха.

Но мой разум уже занимало другое – три железных кольца, круглых, тяжёлых, без прикрас, лежали у меня на ладони. Они были тяжелее, чем казались.

- Саурон, расскажи мне про них.

Харри-Назз нашла воздушный поток и начала парить. Я лёг на крыло парящей виверне и заснул.

- Когда кольцо было уничтожено, мои сторонники и приспешники не лишились силы и воли, а впали в ужас и смятение, их охватил страх, и, что  мне более дорого, скорбь – они потеряли своего повелителя. Что я был поработителем их воли – ложь. Назгулы сами, по собственному желанию, служили мне и в любой миг могли принять заслуженный покой в смерти. Ну, просто столько люди не живут…

Так вот, они просто разлетелись кто куда, ибо сила, которая была в них, скоро стала быстро слабеть. После чего они потеряли былую мощь, превратившись в кольценосных призраков. Однако они знали, что в их кольцах таится сила, великая сила, которой суждено подготовить мир к великому очищению, к Дагор Дагорат… Они, разлетевшись по разным углам Средиземья, похоронили там свои кольца и свою силу. Правда, одно кольцо всё же оказалось в руках престарелого Элессара. Арвен и он сам долго пытались извлечь из него силу, дарующую бессмертие. Но не вышло. Сила Колец доступна только тому, кто готов служить их силе. Вот почему от Мертвецких колец можно избавиться, ибо они не приковывают к себе – они жаждут только того, чтобы желания Кольца совпадали с устремлениями кольценосца. А потому не Элессару носить мои кольца! Однако весть о том, что призраки недобитых назгулов более не появляются над Мордором и Гондором, быстро достигла Валинора и вечный герой-спаситель Митрандир тут же прискакал уничтожать кольца. Однако на самом деле планы его были совсем другие: он тайно желал моей силы, ибо завидовал мне. Он хотел моего могущества, моих способностей, и думал, что кольца дадут ему всё это. Он хотел тихонечко найти все кольца, после чего стать могущественнейшим из майар, и даже, возможно, повелителем Средиземья.

Однако в своём обличии белого мага он был слишком заметен, а потому он выпросил у Манве нового тела, могучего, прекрасного, такого, которое он сам себе не мог сотворить. И тот с молчаливого согласия Варды, которая была против всего этого, отдал ему облик прекрасного воина в белых доспехах.

Сарораин не знал, где могут быть кольца, хотя догадывался. Он тут же поехал в разрушенный Минас-Моргул, ибо знал, что кольца наверняка там. Однако там его ждало разочарование – он не нашёл, не почувствовал там колец! Из там попросту не было. Тогда воин решил дёрнуть за другую ниточку, и поехал к королю Гондора, тогда ещё единого. Он знал, что кольцо хранится у него, а потому начал рассказывать ему красивые и страшные сказки о том, что Тьма может проснуться и восстановить свою мощь с помощью этих колец. Однако король не решился отдавать Гэндальфу фамильную реликвию, спросив при этом «А Андрил тебе не дать, корону не подарить!» Тогда маг решился на хитрость, а вообще такая хитрость называется попросту воровством – подложив железную игрушечку, он утащил с собой заветное кольцо, кроме того, так же он решил поступить и с Андрилом, мол, «нечего ему было пререкаться!»

Однако, покинув Минас-Тирит, он с ужасом понял, что это не кольцо Короля –Чародея! Это точно такая же игрушка, железка, которую он подложил вместо настоящего кольца. Да и меч оказался попросту подделкой, как потом выяснил Сарораин, правда, это было много позже. Однако возвращаться он не стал – забоялся. Однако вскоре Митрандир пронюхал, что ещё несколько колец находятся в Осгилиате, Минас-Итиле (теперь Итил и Моргул – два разных города! увы) и Аннуминасе. Кроме того, в Минас-Итиле находилось сразу три кольца.

С той же речью, с которой он обращался к королю, Сарораин явился к вице-наместнику Итилиэнскому. Однако на сей раз он был умнее: он предложил ему свою помощь в создании отдельного княжества, если тот захватит все Мертвецкие кольца для него, для Сарораина. Тот с радостью согласился, ибо Гондор уже близился к упадку, а удельные князьки и вице-наместники набирали власть. Это был удобный момент для создания своего государства, и Фарабор это понимал лучше других. Митрандир привёл ему орду воинов-кочевников из Руна, множество истерлингов и прочих дикарей, которые были наспех обучены держать в руках настоящий меч, сражаться плечом к плечу и действовать более-менее слаженно. Видя всё это, король приказал Фарабору распустить войско, однако ответ получил следующий:

«Государь Гондорский! С прискорбием сообщаю вашему величеству о том, что вы можете вычеркнуть титул владыки Итилиэнского из своей титулатуры, а также забыть о том, что восточные границы вашего королевства – Мордор. Теперь вы напрямую граничите с моим княжеством. Хочу вам также с прискорбием заметить, что война между нашими свободными государствами приведёт к ещё большем расстройствам вашего величества. Прошу понять мои патриотические стремления усилить хотя бы часть великого соединённого королевства Арнор и Гондор.

Вице-наместник Итилиэна, князь Гондорский (вычеркнуто) Фарабор»

Письмо Азилькур Второй порвал на клочки, выкрикивая при этом «собрать войско».

Во все стороны страны отправились гонцы государя: и в Аннуминас, и в Тарбад , и в Осгилиат, и в Дол-Амрот, и в Эдорас, и в Веригон, и даже в Форност.Однако, узнав о причине войны, вице-наместники заявили, что у них нет денег на содержание войска, хотя, получив письмо с ответом, в котором Азилькур обещал финансовую помощь, они заявили, что им нужно время, чтобы собрать войско. Король дал им денег и вице-наместники действительно собрали войска, более похожие на ополчения. После чего князьки написали своему Государю письма, очень похожие на письмо Фарабора. Правда, король (а именно так назвал себя бывший вице-наместник Тарбадский) Гелибор согласился на союз с бывшим государем своим ради сокрушения врага своего, Форноста, ибо наместник его, Туломир, сделал какую-то пакость жене Гелибора (вроде, что-то непристойное)

Государь Гондорский согласился. Более того, в союз вошёл и король Арнора (он быстро назвал своё наместничество так, хотя потом были пересуды всякие да споры, после чего новые государства получили нынешние названия) Танкомир. Началась война между Форностом и союзниками, которая могла длиться довольно долго, если бы Фарабор не нанёс бы удар по Пеларгиру. То была горячая битва: пять тысяч относительно дисциплинированных воинов Фарабора в щепки разнесли гарнизон города, который не имел серьёзных стен, ибо имевшиеся в городе укрепления не просто пришли в негодность – по ним ходить было опасно, не то что бы защищать ими что-либо и кого-либо! После непродолжительного боя гарнизон Пеларгира сдался, не имея сил для дальнейшей обороны.

- Неужели армия вице-наместника настолько велика и сильна?- вырвался вопрос из моих уст.

- Нет, конечно! Но, если хочешь, я тебе могу рассказать про неё. Итак, вся армия вице-наместника состояла из двух частей: гарнизонная армия, войска, когда-то составлявшие непосредственно Итилиэнские части боевой Гондорской армии, и Великая Армия Восходящей Луны, как её назвал Фарабор. В сущности, первая представляла собой практически полицию, так как в боевых действиях эта часть Итилиэнского войска редко участвовала. Что же касается непосредственно Великой Армии, то она появилась только при Фараборе. Она состояла из рекрутов, набранных в областях-данниках. Проще говоря, помимо дани, которая была несколько уменьшена, Фарабор, поддержанный Митрандиром-Сарораином, решил создавать армию из истерлингов и рун. Это сильные, выносливые воины, они прекрасно владеют топором и луком и в открытом поединке их трудно одолеть. Фарабор придумал интересную систему набора в свою армию – он отбирал лучших воинов племени, уводил их в Минас-Итил на 20 лет. Там тысячи таких же искусников вооружали, давали панцирь, щит, однако оружие им выдавалось то, которым им было удобнее всего сражаться в бою. Зачастую просили приходить со своим оружием, так как у Фарабора не всегда были деньги.

Всех новобранцев в зависимости от умений, способностей и навыков разделяли на две основные составляющие пешего войска – на лучников и тяжёлую пехоту. Собственно, других боевых единиц не было. Однако не стоит недооценивать армию Фарабора: пусть она была недостаточно дисциплинирована и обучена боевым перестроениям и манёврам, но благодаря индивидуальным качествам воинов эта армия представляла собой внушительную силу. А всё дело в том, что ни одна армия тогда не могла выполнять сложные манёвры и перестроения, лишь нолдоры были способны на умелые стратегические действия.

Рядовой воин-итилец вооружается большим чёрным треугольным щитом с белым деревом в грязно-красном круге, внушительным тесаком, для владения которым надо иметь изрядную силу, шлемом, который существенно отличался от гондорского крылатого шлема: он имел полусферическую форму с пластинами для защиты затылка и носа. Поверх кольчуги обычно надевали панцирь из плотной кожи. Ноги защищали кожаные поножи и штаны из обычной грубой кожи. Руки защищались аналогично. Гвардейцы же (около сотни человек охраны властителя) имели железную защиту, правда, не всегда искусно выкованную, алебарду, похожую отдалённо на харадримскую.

Лучники вооружались обычным, коротким луком с относительно небольшой дальностью полёта стрелы и пробойной силой, однако точность стрелков была колоссально, ведь изначально воины являлись охотниками, где от точности стрельбы зависело многое, в том числе, и жизнь человека. Для защиты лучники предпочитали короткий тесак, нежели щит, а в паре с ним – длинный кинжал. Поэтому излюбленные конные атаки в тыл, где находились лучники, обычно ими выдерживались и жестоко наказывались.

Вся боевая армия делилась на тысячи, которе делилось на сотни: обычно было семь сотен пехоты и три сотни лучников. Подобная система деления была относительно проста и надёжна, обеспечивала войску манёвренность на поле боя.

Однако вот с конницей была явная проблема. Исторически сложилось, что мест, где в Итилиэне можно было бы разводить большое количество боевых лошадей, нет. Поэтому ограниченное число лошадей Фарабор покупал в союзном Рохане. Правда, иногда союз между этими государствами трещал по швам, тогда на помощь приходили роханские и итилиэнские купцы, нелегально скупавшие и продававшие боевых, сильных, выносливых, не боящихся звуков битвы, лошадей. В Великой Армии Восходящей Луны была всего одна тысяча конников. Покупать и содержать большее количество коней у Фарабора и его потомков просто не было денег и пастбищ.

Так как содержать коня – дорого, то в конницу могли идти только зажиточные люди, дворяне, иногда купеческие сынки. А потому вооружение у них было самое разное, и дисциплиной даже Фарабор боялся заниматься, так как боялся нажить себе врагов внутри своего небольшого государства.

Однако для тренировки своих солдат сам Фарабор времени не жалел: постоянные марши на плацу, манёвры и прочие военные экзерциции почти каждый день заставляли пробегать и проходить воинов по десятку лиг в день, а многочисленные тренировки укрепляли и без того крепкий боевой дух итилиэнского войска.

После занятия Пеларгира, наикрупнейшего порта Великого Гондора, а именно так именовалось в последствии  то, что осталось от этого некогда единого государства, армия Фарабора двинулась к столице, покоряя по пути мелкие сёла и деревни, грабя местное население. Говорят, что Фарабор награбил тогда очень много.

Узнав о случившемся, Азилькур повернул свои армии на юг, дабы защитить столицу от захватчиков. Он посадил пеших конным за спины и гнал армию на юг, к Минас-Тириту. Однако Азилькур опоздал на несколько дней – столица была взята и разграблена, сам Азилькур остался без средств к существованию. Однако он всё ещё верил в свою армию, и поэтому вызвал Фарабора на бой.

Ранним утром шеститысячное войско Фарабора, из которых тысяча была конниками, и девятитысячная армия Азилькура выстроились на Пелленорской равнине. По традиции, он поставил своё войско в один ряд, выведя вперёд лучников для подготовки к сражению, на флангах он поставил конницу (обычный манёвр охвата флангов противника) В центре – сам Азилькур. Посмотрел властитель Гондора на свою армию и возгордился и предрёк себе победу, ибо грозно сверкали стальные мечи, браво блестели крылья воинов на шеломах, боевой ужас читался в грозных, сомкнутых стеной, щитах. Велико и многочисленно было королевское войско, слава его армии была несомненна, так же, как и её боевой опыт.

Фарабор проявил больше боевой смекалки. Он знал, какую тактику изберёт Азилькур, а потому выстроил своё мечное войско одной длинной, тонкой цепью, назади которой выстроил лучников. Конницу же он сосредоточил на одном фланге, как мощный ударный кулак.

Наконец, подал Азилькур знак – зазвучал мощный рог короля Гондора, двинулось вперёд огромное войско, держа строй. Впереди шли лучники Гондора, которые, подойдя на дистанцию, дали залп, за ним другой. Однако прикрылись щитами воины Фарабора, ожидая основного удара, ибо знал вице-наместник, что после двух-трёх выстрелов лучники уйдут на фланги и в тыл, и в бой ринутся сначала лёгкие воины с большими щитами, а затем второй волной пойдут тяжёлые мечники.

Поэтому ждали воины Итилиэна. Тем временем конница Фарабора начала уходить из боя, даже в нём не поучаствовав, однако сам Фарабор остался невозмутим. Он ждал, когда стройные до поры-до времени полки Гондора подойдут к нему.

Наконец, Азилькур ввёл войско на дистанцию полусотни шагов – по команде выпустили высоко в воздух стрелы лучники, потом ещё, потом ещё. Начали падать вражьи воины, издавая неистовые вопли смерти. Первые ряды наступающих замешкались и смешались. Азилькур велел им бежать. Те, смешав боевые порядки, выполнили приказ государя: занеся высоко мечи и обнажив панцирную грудь, неслись воины на ряды Фарабора. Вновь ударили лучники его чрез плечи пехотинцев: первый ряд гондорцев разом лег, смешав и спутав и без того смешанный строй крыльешлемых. Оттого первые ряды лёгкой пехоты были перебиты в несколько минут: Фарабор усмехнулся, сказав, что его фехтовальщики – непревзойденные воины. При этом лучники продолжали бить, истребляя подходящую линию тяжёлой, ударной пехоты, цвет гондорского войска.

Видя успех итилиэнских лучников, Азилькур решил нанести по ним удар конницей, направив захватывать её с флангов. Расчёт очень простой: лучники в тылу разбиты, прикрытия в тылу пехоты Фарабора нет, следовательно, этим грех не воспользоваться. Зажатая с двух сторон армия запаникует и побежит. Грозно попирают землю конники Гондора, закованные в тяжёлую броню.

Видя этот нехитрый манёвр, Фарабор подаёт своим рогом сигнал всему войску: за несколько лиг слышно его призыв. Лучники услышали его зов и приготовились к атаке конных. Сам Фарабор отошёл со своим конным отрядом далеко в тыл, за лучников, притаясь вдалеке.

Наконец, ударили могучие конники по лучникам, веря в лёгкую, быструю победу. Но не тут-то было! Лучники встретили их залпом в упор, после чего вынули из-за пояса тесаки, длинные и тяжёлые. Но велик и могуч был первый удар конницы, первые ряды лучников были смятенны, однако потеряв своё главное преимущество, скорость, конники превратились в груду неповоротливого железа, которое быстро разбивалось тесаками лучных воинов Фарабора. Однако конники помаленьку теснили своих соперников всё ближе к рядам мечников.

Но что такое? Азилькур не верит своим глазам! Во фланг его боевой линии ударила немногочисленная конница Фарабора! А сам он в это время, с криком «На Гондор!» вёл свой конногвардейский отряд в тыл вражьей коннице: обнажив мечи, булавы, кистени, неслись лучшие воины Фарабора, крича «За Фарабора!». Удар – и конница противника в ужасе – зажатая с двух сторон, лишённая манёвра, она стремительно таяла. Офицеры сдавали свои полки, моля о пощаде.

В это время пешие, видя успех конницы, переходят в наступление. Усилиями пеших и конных разбит правый фланг, угроза окружения нависла над остатками войска. Мог пасть и сам Азилькур.

Тот незамедлительно сдается, признавая права Фарабора на суверенитет.

Азилькур преклонил главу пред победителем своим, сказав:

- Володей своим царством.

Однако город был отдан на разграбление варварам на двое суток. Поговаривают, что именно тогда и пропало кольцо  Короля-Чародея, пропало окончательно. Для людей, конечно,- Саурон лукаво усмехнулся, - Однако война продолжалась: войско у владыки Гондора изрядно истрепалось, а по сему он поспешно признал право на суверенитет всех побочных государств, хотя и заключил со всеми новоиспечёнными королями договорами о взаимопомощи, проще говоря, союзы заключил. Правда, они очень скоро распались, а по сему война Девяти королей продолжалась. Тирбад подвергался неоднократным атакам, однако его стены выдерживали напор противника. Был разорён Форност – армии Северного Арнора добились определённых успехов. Правда, затем  Туломир нанёс сокрушительное поражение Танкомиру, после чего название Великий Арнор перешло к Форносту и закрепилось за этим наместничеством. А Танкомиру досталось название Северный Предгорный Арнор, о чём его повелитель сильно сожалел позже. Роханский король тем временем получал сверхприбыли с продажи лошадей, на эти деньги он перестроил Горнбург, усилив его укрепления. Кроме того, он предпринял перестройку Эдораса, окружив его каменной стеной, построив новый дворец, расширив границы деревянного города.

Просмотров: 485 | Добавил: tolkienjohn | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Календарь
«  Апрель 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2018