Понедельник, 20.11.2017, 20:24


Главная
Регистрация
Вход
Проект "ДЖ.Р.Р. Толкин" Приветствую Вас tolkienjohn | RSS  
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: tolkienjohn 
Форум » Выбор раздела » Профиль » ОРУЖИЕ (немного информации об оружии)
ОРУЖИЕ
tolkienjohnДата: Воскресенье, 11.05.2008, 13:04 | Сообщение # 1
Владыка Галлиурра
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 0
Статус: Offline
Меч — длинное колюще-рубящее холодное оружие, состоящее из металлического клинка и рукояти.

Меч имеет более длинный клинок, чем кинжал, хотя разделение клинкового оружия на мечи и кинжалы довольно условно. Часто в разных источниках один и тот же вид оружия относят то к кинжалам, то к мечам. Имеется довольно большое разнообразие как по форме и размеру мечей, так и по технике фехтования ими. Появление первых бронзовых мечей относят к началу 2-го тысячелетия до н. э., когда появилась возможность изготавливать клинки большего размера, чем у кинжалов. Железные мечи появились около 1300 г. до. н. э., перед Троянской войной.

Изогнутые мечи
Изогнутые мечи многое унаследовали от топора с расширенным лезвием, в частности, высоко расположенный центр тяжести и приспособленность для сильного рубящего удара сверху вниз. Колоть, впрочем, таким мечом тоже было возможно. С точки зрения баланса он превосходил топор, но был короче и легче, что уменьшало силу рубящего удара.

Однако, важнейшим отличием изогнутого меча от секиры было то, что меч хорошо подходил не только для нанесения, но и отражения ударов. Возможность отражения ударов мечом позволяла во многих случаях обходиться без щита. К тому же иногда изогнутые мечи снабжались рифлением на массивном обухе, чтобы при отбитии удара вражеский клинок вернее иззубривался. Изогнутые мечи были самого разного размера, — от небольших тесаков для постоянного ношения, до огромных двуручников. Но в период применения техники сварки, у пехоты успехом пользовались образцы с клинками длиной 50 см и массой 1,5 кг, — достаточно лёгкие для ношения и достаточно массивные для рубки. Рубящим ударом такими мечами можно было пробивать бронзовые доспехи и кольчуги, а острый выступ на конце клинка позволял наносить удары и вперёд.

В кавалерии в этот период, чаще применялись более длинные мечи — до 80 см, — без расширения клинка к концу, но с большим его изгибом. Вес свыше 2 кг и кривая форма клинка также обеспечивали пробитие бронзовых доспехов.

По мере того, как в Азии сварная сталь заменялась дамаском, изогнутые мечи в значительной мере оказались вытеснены саблями. Но преимущества расширяющегося клинка, — более высоко расположенный центр тяжести, обеспечивающий равную с саблями пробивную силу при на 20% меньшем весе, — позволили уже дамасковым изогнутым мечам на протяжении всего средневековья сохраняться как отдельному виду оружия.

Особенно популярны изогнутые мечи были в Китае, где именовались «шоудао» и иногда достигали веса 3,5 кг, при длине клинка 80 см. Впрочем, основная масса китайской пехоты вооружалась сделанными из гибкого, как резина, дамаска мечами весом менее 0,7 кг и длиной клинка 50 см.

Изогнутые мечи издавна были известны и в Европе под названием кописа или махайры в Древней Греции, а затем фалкаты в Иберии (древней Испании). И позже, — в период средних веков, — изогнутый меч применялся под названием фальчиона.

Европейские фальчионы, впрочем, имели прямой клинок, но его расширение к концу позволяет отнести данные мечи к этому классу. Производились они методом сварки, по размеру и весу, как правило, соответствовали стандартным образцам изогнутого азиатского меча.
Достаточно известным видом изогнутого меча является японская катана, часто ассоциирующаяся с самураями.

Прямые мечи
В Европе мечи ещё в глубокой древности стали изготавливаться с прямым симметричным обоюдоострым клинком и центром тяжести, расположенным очень низко, — всего на несколько сантиметров выше гарды, ибо именно такие форма и баланс клинка давали принципиально новые возможности его использования.

Низкое расположение центра тяжести оружия значительно облегчает управление им, — прямым мечом возможно было существенно более тонкое фехтование, чем изогнутым. Кроме того, не стоит недооценивать и само значение экономии сил. Рукопашный бой связан с огромным физическим напряжением и концентрацией внимания, — даже лучшего бойца хватало где-то на минуту, — потом движения его неизбежно замедлялись. Меч против секиры или палицы почти гарантировал победу измором.

Опустить центр тяжести несложно было бы и у кривого меча, но именно прямой симметричный клинок обладал свойствами, ради максимального проявления которых стоило принести в жертву прочность и пробивную силу. Ведь если кривой меч, равно как топор и палица, действовал преимущественно в вертикальной плоскости — ударом сверху, то длинный симметричный клинок открывал большие возможности для ударов в горизонтальной плоскости и даже отчасти снизу.

Фехтование прямым мечом совершенно не походило на фехтование рапирой или саблей. Клинок не заносился для каждого удара и не удерживался нацеленным для удара вперёд, а постоянно находился в движении. Воин стремился сохранять инерцию клинка.

Что же касается обоюдоострой заточки, то она связана в первую очередь с необходимостью постоянно вертеть рукоятку меча в ладони (по этой же причине невозможно было применение закрытой гарды), вследствие чего, воин с трудом бы мог бы уследить, какой стороной повернут меч для удара. Кроме того, вторая рубящая кромка просто была запасной, — увеличивала ресурс меча.

Меч предоставлял большие удобства не только для нанесения, но и для отражения ударов, что было особенно важно для конных воинов, которым затруднительно было пользоваться щитом. Однако если меч был изготовлен по технологии сварки и не пружинил, то отбитие не сходило ему даром. Отражать удары приходилось с уловкой, — поворачивая меч плашмя, так как иначе он сразу иззубрился бы и скоро сломался. Но и так, — живучесть сварных мечей никогда не оценивалась как достаточная. Идиома «сломать меч» не даром стала синонимом поражения.

Прямые мечи никогда не образовывали такого разнообразия форм, как секиры, кинжалы или даже кривые мечи. В основном особенности их конструкции определялась задачей достижения низкого расположения центра тяжести.

В первую очередь низкая центровка обеспечивалась массивными рукояткой и гардой и, особенно, сферическим или полусферическим противовесом на конце рукоятки. Дополнительный эффект достигался и постепенным сужением клинка к концу.

Наконец, в некоторых случаях лезвие затачивалось с обеих сторон, но только на две трети или три четверти длины, — ближайшая к рукоятке часть клинка делалась массивной, отгораживалась дополнительной гардой и служила для отражения ударов, — такой меч обладал наилучшими балансом и живучестью, но выходил более тяжёлым.

Древнейшие прямые мечи были отлиты из бронзы в Скандинавии ещё на рубеже I тысячелетия до н. э.. В середине I тысячелетия до н. э. прямые бронзовые мечи появились и в Китае, где они производились до II века нашей эры. Но в Европе бронза была слишком дорогим материалом, и такие мечи могли выступать только в качестве представительского оружия. На что и указывает богатое украшение найденных образцов. Так что родоначальником всех европейских мечей смело можно считать железную галльскую спату, появившуюся в III веке до н. э.

Длинный рубящий меч был изобретен кельтами, преимущественно как оружие пешего бойца, но, так как они к тому времени уже овладели верховой ездой, спата стала применяться и конницей галлов. А позже и римской конницей, что особенно понятно, если учесть, что с I века до н. э. именно из галлов она и состояла. От римлян спата попала на вооружение франков, которыми сохранялась в неизменности вплоть до VIII века.

Спата представляла собой ещё сравнительно компактный меч весом 1,2 кг с клинком длиной около 65 см, но в строю с таким мечом все-таки было уже не развернуться. Зато спата сочетала большие возможности ведения индивидуального боя с удобством ношения и могла, в принципе, ввиду своего относительно небольшого веса и низко расположенного центра тяжести использоваться всадником и без стремян.

Однако с появлением у всадника опоры на стремя, ограничения на вес оружия были сняты, и главным действующим лицом на полях сражений континентальной Европы стал всадник. Рыцарям требовалось более длинное и мощное оружие, и, начиная с VIII века, в Европе приспособленную преимущественно для пешего боя спату сменил кавалерийский одноручный меч с клинком длиной около 80 см и весом около 1,4 кг.

Меч нового «каролингского» образца обладал лучшей досягаемостью, но его пробивная сила оставляла желать лучшего — он не разрубал даже кольчуги. Да и протыкал только с большим трудом. В связи с этим, а также потому, что именно конному воину трудно наносить колющие удары сравнительно коротким оружием, наконечники мечей вплоть до XII века чаще всего делались закругленными и не затачивались. Что же касается применения одноручного меча против щитов, то ещё римляне отмечали этот приём как скорейший способ от меча избавиться — после нескольких ударов по железному ободу щита он неизбежно оказывался погнут или сломан.

Для ударов вперёд применялось копьё, топор пробивал щиты и доспехи ударом сверху, а меч долгое время оставался при них только на подхвате, отнюдь даже не считаясь обязательным элементом вооружения рыцаря, и все ещё оставаясь более оружием индивидуального, нежели конного боя.

Несмотря на раннее развитие техники обработки бронзы, первые изделия из сварного железа, обнаруженные в Скандинавии, датируются только III-IV веками нашей эры. Очевидно, технология сварки проникла на север Европы с континента, — вернее всего, из бассейна Лабы, а туда — через Германию от галлов и римлян. Потому в большинстве случаев мечи датских, шведских и норвежских ярлов копировали современные им европейские образцы. Тем не менее, параллельно с ними в Европе в IX-XI веков и на Руси некоторое распространение имели мощные мечи, называемые норманнскими.


Мечи викингов из музея в Германии«Скандинавский меч» обладал при той же длине, что и каролингский, более широким и толстым лезвием и весил свыше 2 кг. Увеличение веса было следствием особенностей конструкции, в которой стальная оболочка покрывала железный сердечник, что позволяло достичь большей прочности клинка.

Тяжёлые и прочные норманнские мечи пробивали кольчуги и даже раскалывали щиты, но, в целом их пробивная сила оставалась недостаточна, — сквозь кольчугу даже таким мечом считалось возможным только нанести рану.

Кроме того, относительно низкая популярность мечей в период раннего средневековья определялась тем, что в то время даже сварной меч ещё был слишком дорог (каковой изъян усугублялся в глазах потребителя его низкой живучестью). Тем более недоступными оказывались дамасковые мечи, начавшие попадаться у представителей высшей аристократии после Крестовых походов. Вплоть до XIII века включительно лучшим другом рядового рыцаря продолжал оставаться топор.

Ситуация стала меняться с начала XIV века, когда развитие технологий и производительных сил позволило наладить производство более длинных мечей, встречавшихся в предыдущий период только в порядке большого исключения. Норманнские и каролингские мечи на вооружении кавалерии сменились «риттершвертами» — полутораручниками (в пешем бою рыцарь часто предпочитал удерживать такой меч двумя руками, что потребовало удлинить рукоятку) с клинками длиной 90—120 см, вес которых, соответственно, колебался в пределах 1,8—3,5 кг, составляя обычно около 2,5 кг.

Полутораручникиобладали лучшей, чем у нормандских мечей, пробивной силой даже без сварки и закалки. Они уже легко пробивали кольчугу и разрубали шлем, острый же и узкий наконечник меча мог проникать между пластинами бригантины.

Относительное удешевление мечей и увеличение их пробивной силы позволило им, наконец, в значительной мере, потеснить топоры. В XIV-XV веках, меч уже являлся основным (после копья) оружием конного воина, а топор если и носился, то про запас, на тот случай, когда (технология сварки никакого «если» здесь не допускала) меч сломается.

На Руси в ранний период мечи не отличались от европейских. Но уже в XII веке господствующим стал вариант, подобный наименьшим образцам европейских полутораручников XIV—XV веков (но с рукояткой только под одну ладонь), и уже с этого времени мечи на Руси начали испытывать существенную конкуренцию со стороны дамасковых сабель и палашей, которыми и были полностью вытеснены к середине XV века.

До XIII века китайская кавалерия также использовала длинные обоюдоострые мечи весом около 1,8 кг и длиной клинка 100 см. Однако материалом для изготовления клинка служил дамаск.

Двуручные мечи
Фламберг XVI в. из музея в ДрезденеОсобую, резко ограниченную по своему назначению и способу использования, разновидность прямых мечей представляли собой гиганты весом 3,5—8 кг с клинками длиной 120—160 см, — двуручники. Их можно назвать мечами среди мечей, ибо те приемы владения, которые для более коротких вариантов были желательны, для двуручного меча оказывались единственно возможны.

Выгода двуручников заключалась в их способности пробивать сплошные доспехи (при такой длине клинка его конец двигался очень быстро, а вес обеспечивал большую инерцию) и большой досягаемости. Эти качества были особенно важны, если пеший бился против конного в полном вооружении. Также двуручные мечи использовались против сплошного копейного строя( по указанной выше причине), против копья двуручный меч давал неоспоримое приемущество - возможность перерубить древко копья противника и, фактически, обезоружить его на несколько секунд (пока копейщик не вытащит припасенного на этот случай оружия, если оно есть), обычно этого времени хватало, чтобы нанести смертельный удар противнику.

Выкованные из передельной стали двуручники, в том числе и «пламенеющие клинки» — фламберги (фламбержи), преимущественно выступали в качестве вооружения наемной пехоты XVI века, и предназначались для борьбы с рыцарской кавалерией. Популярность данного клинка у наемников доходила до такой степени, что специальной буллой Папы Римского клинки с несколькими изгибами (не только фламберги, но и мечи с более короткими «пламенеющими» клинками) были признаны негуманным, не «христианским» оружием. Воину, пойманному с таким мечом, могли отрубить правую руку.

Ничего магического в волнистом лезвии фламберга, кстати, не содержалось, — выгнутая кромка имела лучшие рубящие свойства, а, кроме того, при скользящих ударах фламберг наносил большие повреждения, чем чисто прямой меч.

Кончар, эсток, седельный меч
Полутораручники, в западноевропейской теримонологии именуемые бастардами (англ. Bastard — незаконнорожденный) применялись с XIII века, но уже к середине XV века их несостоятельность при рубке европейских доспехов данного периода стала очевидной. Не только меч разумных габаритов, но и топор оказывался недостаточно силен против них. Как рубящее оружие меч совершенно перестал оправдывать себя.

С другой стороны, и совсем без меча было как-то непривычно — в плане удобства отражения ударов меч был незаменим, да и возможность нанесения им очень точных ударов позволяла, например, поражать в лицо врагов в открытых шлемах. Эти соображения в начале XV века навели европейских оружейников на мысль ковать мечи с граненым клинком — «эстоки».

К этой же мысли несколько раньше пришли и на Руси, где такое оружие было известно ещё с XIV века под названием кончара. Причиной его появления (вернее, заимствования у тюркских народов, которые, в свою очередь, скопировали китайский дааб) было, естественно, не бессилие мечей против пластинчатых лат, а большая эффективность граненого клинка при пробитии кольчуг, бехтерцев, пеньковых кафтанов и шерстяных бурок.

Кроме того, клинок, имеющий в сечении 3—6 граней, был прочнее, что позволяло сделать меч длиннее и легче, чем он вышел бы с плоским рубящим клинком. При длине лезвия 110 см эсток или кончар весили всего 1,2—1,5 кг — вдвое меньше, чем полутораручник аналогичной досягаемости. С другой стороны, такой вес был вполне достаточен для и отбития ударов мечей.

Эстоки, впрочем, не приобрели большой популярности ни на западе, ни на востоке Европы, хотя кое-где и продолжали использоваться даже до XVII века. Слишком неудобен был чисто колющий меч для всадника. Кроме того, на Руси уже с XIV века сварное оружие стало испытывать конкуренцию со стороны дамаскового, а в Европе с начала XVI века появилась передельная сталь, существенно расширившая возможности оружейников.

Применение упругой стали для выделки клинка позволило отчасти вернуть ему рубящие функции при сохранении достоинств эстока. В XVI веке на вооружении европейской кавалерии появились длинные и узкие мечи, хорошо пригодные для нанесения ударов вперёд, но способные и разрубать шлемы. Названия они носили самые различные, — в зависимости от устройства рукояти, но в Европе иногда уже назывались шпагами, а в России, будучи на вооружении рейтарских полков в эпоху Алексея Тишайшего, именовались «седельными мечами», ибо русские находили их слишком длинными и неудобными для ношения на перевязи.

Кавалерийские шпаги при длине клинка 90—100 см весили обычно всего 1,5—1,7 кг и сохраняли типичный для мечей баланс, тем не менее, приемы владения ими уже не походили на принятые для прямого меча прошлых эпох. К рубящему оружию седельные мечи, исключая, разве что, испанские клинки из толедского дамаска, можно было отнести с большой натяжкой. Да и узкий клинок не создавал заметных аэродинамических эффектов. Так что, владели ими, действительно, уже как шпагами или эстоками, — не вращали, а в исходной позиции удерживали не над, а перед собой.

Гарда седельных мечей в этой связи могла бы быть уже и закрытой, но часто ещё продолжала делаться не только открытой, но и полутора- или даже двуручной, — захват меча двумя руками мог потребоваться для отражения удара более тяжёлого оружия.

Несмотря на большую конкуренцию со стороны сабель и палашей, седельные мечи (возможно, из-за своего роскошного облика) продолжали использоваться в Европе и России вплоть до конца XVII века.


--Ваш Админ--
 
tolkienjohnДата: Воскресенье, 11.05.2008, 13:10 | Сообщение # 2
Владыка Галлиурра
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 0
Статус: Offline
ЛУК

Лук — разновидность метательного оружия, предназначенная для стрельбы стрелами. Стрельба происходит за счет мышечной силы стрелка, которую лук накапливает в упругую энергию согнутой дуги и затем, распрямляясь, быстро преобразует в кинетическую энергию стрелы.

Техника стрельбы из лука заключается в установке стрелы на тетиву, её натягивании одной рукой при удерживании дуги лука другой рукой, прицеливании и освобождении тетивы. Дальность полёта стрелы зависит от конструкции лука, силы натяжения тетивы и погоды, в среднем составляет до 250 метров[1].

Со временем лук эволюционировал в арбалет (около IV в. до н. э.), для стрельбы из которого уже не требовалось особого умения. Ещё позже он был вытеснен огнестрельным оружием, хотя длительное время они использовались совместно.

Виды лука
Луки разделяются на простые и сложные, но все они представляют из себя дугу с тетивой для метания стрел.

Простые изготовляли из цельного куска древесины (чаще всего из ясеня или кизила) длиной до 1,5 м (максимальная известная длина английского лука 2,2 м.).

Композитные луки были немного короткими и их изготовляли из разных материалов: древесина, рог и вывареныe сухожилия животных (внутреннюю часть Л. составлял рог, дальше сухожилия и на внешне – дерево). Благодаря этому во время натягивания тетивы (изготовляли из жил вола или дикого козла) лук имел необходимую упругость, эластичность и мощь.

Отдельные луки и большинство колчанов имели украшения из разноцветной кожи и ценных металлических фигурок. Кавказские «колчани» и налучи часто изготовляли из сап’яка и украшали ценным шитьем и металлическим чернением и гравированием.

История
Лук и стрелы известны на Земле по крайней мере 10 тысяч лет. К XIX веку единственными регионами, где люди еще не были бы знакомы с таким оружием, остались Австралия и Океания. Во многих регионах (например, в Африке южнее Сахары, в Юго-Восточной Азии, большей части Южной Америки и т. д.) лук был известен аборигенам, но (во всяком случае, в отсутствие отравленных стрел) почти не имел применения даже на охоте из-за невозможности или неумения изготавливать конструкцию с хорошей убойной силой.

Невозможно утверждать что-то конкретное о происхождении лука. Вероятно, его употреблению для метания стрел предшествовало какое-то хозяйственное применение изогнутой палки. Известны находки, датируемые примерно 15 тысяч лет, по форме подобные деревянным лукам, но по качеству дерева заведомо негодные для стрельбы. Возможно, они были частью прибора для добычи огня. Когда люди ближе ознакомились со свойствами дерева, они смогли придать палке необходимую упругость и объединили это изобретение с существовавшими уже тогда лёгкими дротиками.

Последнее использование лука в крупных сражениях датировано 1813 годом, когда в «Битве народов» под Лейпцигом в состав русской армии входили башкирские лучники, которых французы называли «амурами»

Древнее время
Как и сейчас у наиболее примитивных племен, древнейшие луки были невелики (60—80 см), слабы и применялись для метания неоперённых стрел, представлявших собой полое древко (тростинку) с граненым деревянным наконечником (естественным шипом или обточенным куском твердого дерева). Вес цельнодеревянной стрелы не превышал 10—15 г (дерево — лёгкий материал, слишком же крупный наконечник создавал бы большое лобовое сопротивление, а баланс стрелы требовал, чтобы древко было тяжелее наконечника в 5—7 раз).

Опасность для человека столь легкая стрела представляла только при стрельбе в упор, либо за счет яда. Но, вопреки устоявшемуся мнению, что стрелы дикарей непременно отравлены, очень немногие народы располагали подходящими для этой цели ядами. Знаменитый яд кураре (безопасен при ношении стрел, действует мгновенно, при нагревании разлагается) был известен только некоторым племенам Южной Америки.

Кроме жителей Амазонии, сколько-то опасными ядами могли иногда располагать жители экваториальных лесов Африки и Юго-Восточной Азии. Чаще же всего «отравленная стрела дикаря» означала простое инфицирование раны, чего в тропиках избежать трудно.

Позже стрела приобрела оперение и наконечник из кости или камня, а сам лук удлинился до 120 см. Стрелы с каменным листовидным наконечником весили уже до 50 г, что положительно сказалось на их убойной силе. Стрелы с костяным наконечником весили не более 25 г, но сам наконечник был более технологичен при изготовлении и мог иметь заусенцы. В такой комплектации лук стал уже вполне серьезным (по меркам мезолита) оружием, что позволило ему вытеснить пращу и бумеранг всюду, где он получил развитие.

Главным достоинствами лука с точки зрения охотника были его лёгкость (можно носить с собой много снарядов) и возможность скрытного применения. Выстрел можно было сделать с места, причем, из различных положений. Пространства требовалось совсем немного. Стрелка мог выдать только скрип тетивы. Пращой же и бумерангом можно было распорядиться только на открытом пространстве и стоя.

С изобретением стрел с каменным наконечником проявилось и еще одно достоинство лука в сравнении с дротиком. Пробивная сила стрелы всегда была неудовлетворительна и стремительно падала с расстоянием, но в упор — метров на 10, пока стрела сохраняла высокую скорость, за счёт того, что удар приходился на малую площадь, — стрела наносила более глубокую рану, чем легкий охотничий дротик каменного века. Выпустив стрелу с нескольких метров в определённую точку и под нужным углом, ею можно было поразить даже такое крупное животное, как бизон. Лук стал универсальным оружием охотника.

Античность и средневековье

В период античности и средневековья луки оставались основным видом метательного оружия и претерпели целый ряд существенных улучшений. В частности, вместо лёгких стрел с каменным и костяным наконечником стали применяться тяжелые стрелы с металлическим наконечником, а конструкция самого лука усложнилась, чем были достигнуты бо́льшая мощность и живучесть оружия.

В период средневековья деревянные луки имели уже ограниченное распространение, сохраняясь еще только в Европе и Северной Америке.

Следующим этапом в развитии данного вида оружия был усиленный или составной лук, известный народностям Сибири, гуннам и японцам, в Восточной Европе и Скандинавии.

Наилучшее качество и наибольшее распространение, однако, имели композитные луки, сделанные из сухожилий, дерева и рога (иногда могли употребляться другие материалы), и впервые появившиеся, видимо, в Египте около 2-го тысячелетия до н. э. Позже, в Турции и Китае конструкция лука была усовершенствована путём введения металлических утяжелителей дуг.

Композитный лук переводил энергию натяжения в кинетическую энергию стрелы с наибольшей эффективностью, даже без утяжелителей сообщая снаряду, при равном с деревянным луком натяжении, на 30 % большую энергию. Имея значительно бо́льшую прочность при равной длине с тисовым, композитный лук, кроме того, был очень живуч. Срок его службы исчислялся десятилетиями, а перевозиться он мог в боеготовом состоянии, что представлялось воинам в высшей степени ценным качеством. Хотя, конечно, при длительном хранении тетива снималась.

В Индии и Персии производились луки еще одного типа, — металлические — целиком сделанные из дамаска или булата. Впрочем, скорее всего они не употреблялись как военное оружие, а предназначались для спортивной стрельбы, — ибо требовали от стрелка большой физической силы и стоили дорого, но не имели особых преимуществ в сравнении с композитными.

Именно композитными луками пользовались большинство народов Азии, и Античной Европы (начиная с критян). Но в Европе в период средневековья такие луки сохранились только у византийцев и русских.

Изготовление
Даже «простой» деревянный лук, на самом деле, представлял собой отнюдь не простую палку. Вырезался лук из тиса, ясеня или акации таким образом, что всё-таки состоял из двух слоев древесины с разными свойствами. Деревце готовили к этой участи буквально с рождения, а уже после того, как оно было срублено, заготовка для лука вылеживалась в особых условиях несколько месяцев. Служил же тисовый лук недолго — в напряжённом состоянии дерево быстро теряло упругость и деформировалось, так что тетиву на деревянный лук натягивали только перед боем.

Составным лук назывался, если склеивался из нескольких пород дерева или если деревянная основа усиливалась роговыми пластинами. Главным преимуществом такого устройства была простота изготовления: если знать что и с чем склеивать, то уже не надо было искать или выращивать какое-то особенное дерево (а культивация тиса под луки в Англии и Нормандии была вменена в обязанность крестьянам). Усиленный лук выдерживал большее натяжение, служил дольше, мог быть любой длины.

Боевые качества

Прицельная точность стрельбы
На соревнованиях по стрельбе хороший лучник с 90 м попадал в ростовую мишень. Этот показатель достигался, если цель была неподвижна, расстояние было всегда одно и тоже, а стрелы использовались специальные. Вообще же, прицельная стрельба английскими лучниками (из деревянных луков) велась на 30 м, турецкими и китайскими (из лучших луков) — до 70 м, чаще же всего — на 40—50 м.

Проблема была в том, что лук имел конечную толщину, и стрела располагалась под углом к плоскости, в которой двигалась тетива. Дополнительный сбивающий наводку толчок стрела получала, когда через рукометь лука проходило её оперение. Эти недостатки устранены в современных спортивных луках, но ещё сказывались даже в лучших конструкциях средневековья. Другими недостатками лука были крайняя (по современным меркам) медлительность снаряда, в высшей степени затруднявшая стрельбу по движущейся цели. Тяжёлая стрела английского лучника (по сути маленький дротик) даже дистанцию в 30 м преодолевала более секунды.

Точность попаданий из лука зависела прежде всего от умения стрелка. Но даже лучший стрелок никогда не может контролировать все факторы, влияющие на полет его снаряда.

Дальнобойность
Дальность стрельбы из лука часто сильно преувеличивается. Достоверный рекорд дальности полёта стрелы из спортивного лука, поставленный некоронованной особой (что исключало бы достоверность сообщения) и подтвержденный незаинтересованными свидетелями, составлял всего около 450 м (секретарь турецкого посольства в середине XVIII века счел необходимым нанести англичанам изящное дипломатическое оскорбление, перекрыв их национальный рекорд вдвое).

Султан, конечно, мог стрелять и вдвое дальше посла, но только половину дистанции стрела преодолевала по воздуху, ещё столько же её несли на подушке придворные евнухи. И это не удивительно, если учесть, что даже в XX веке в Швеции титулованные особы имели узаконенные привилегии при участии в спортивных состязаниях.

Рекордный турецкий композитный лук выбрасывал стрелу на 250 собственных длин. Обычный же композитный лук стрелял примерно на 150 собственных длин. Деревянный — на 100, составной — где-то на 120. Потому английский средневековый рекорд дальности составлял 225 метров (100 длин лука).

Убойная сила
Впрочем, дальность стрельбы из лука всё-таки была лучшей, чем у других видов старинного оружия, да и точность в то время нареканий не вызывала, так как обычно стрельба велась по строю солдат. Почти никаких доспехов в реальной боевой обстановке стрела не пробивала, по крайней мере в античное время. Однако полностью защитить тело со всех сторон доспехом достаточной прочностью затруднительно, так что массовый обстрел приводил к многочисленным ранениям и потере боеспособности вражеских войск.

При штурме города маллов Александр Македонский получил тяжёлое ранение стрелой в грудь. Индийская стрела, выпущенная из большого, в рост человека, индийского лука, пробила льняной доспех великого полководца. Однако стрельба велась в упор. В средневековых сражениях в Англии XI века королей убивали стрелами либо в глаз (как Гарольда II), либо в горло (как Харальда Сурового).

Тем не менее слава об английских лучниках XIV века, расстреливающих французских рыцарей в Столетней войне, вполне заслужена и потверждена средневековыми авторами. Короли могли позволить кольчуги из хорошего железа, доспехи для их вассалов были не такие прочные. Так Геральд Уэльский (Giraldus Cambrensis), хроникёр конца XII века, пишет про валлийских лучников[2] :

«Валлийцы стрелами пробили дубовые ворота башни, которые были толщиной в 4 пальца... William de Braose также свидетельствовал, что один из его солдат в бою с валлийцами был ранен стрелой, которая прошла через бедро, прикрытое доспехом с обоих сторон, и седло, смертельно ранив лошадь. У другого солдата, также хорошо защищённого доспехом, стрела пригвоздила бедро к седлу; и он, развернув лошадь, получил такую же рану в другое бедро, которая прикрепила его к седлу с обоих сторон... Луки этого народа сделаны не из рогов, слоновых бивней или тиса, но из дикорастущего вяза..., не рассчитанные для стрельбы на длинную дистанцию, но чтобы наносить глубокие раны в ближнем бою.»

Мощные луки были также у турок-сельджуков, с которыми столкнулись рыцари во время крестовых походов. Альберт Аахенский, автор начала XII века, пишет про гибель одного из рыцарей в крестовом походе в 1096 г. в бою с турками близ Никеи[3] : «Там Вальтер Пеннилес пал, пронзённый семью стрелами, которые проткнули его кольчугу».

На Дальнем Востоке кочевые народы возле Китая также изготавливали мощные луки. Фан Сюаньлин рассказывает о неком Али, подручном правителя хуннов Хэлянь Бобо (начало V века)[4]:

«Когда представляли ему готовое оружие, кого-нибудь из мастеров он всегда предавал смерти. Если при стрельбе в панцирь стрела не пробивала его, он обезглавливал того, кто делал лук, а если стрела пробивала панцирь, казнил делавшего панцирь.»

Впрочем, значительное количество исторических свидетельств говорит о том, что доспехи спасали от стрел, и рыцари в кольчуге получали лишь незначительные раны, а латы вовсе не пробивались стрелами. Были проведены испытания, стальные пластины расстреливались из больших английских луков с расстояния 10 м [5]. Пластины толщиной 1 мм пробивались под прямыми углами, но 2 мм сталь пробить не удалось.

Луки разных народов

Реальные боевые свойства луков были примерно следующими:

Простой лук длиной 100—150 см мог использоваться для прицельной стрельбы 25-граммовыми стрелами на 30 м и 50-граммовыми на 40 м. Навесная стрельба теоретически могла вестись до 100—150 м. Пробить стрела из такого лука могла только кольчугу на самом близком расстоянии (и то, если имела стальной наконечник). Таковы были луки индейцев и большинства народов средневековой Европы.
Английский лук длиной 180—220 см применялся для прицельной стрельбы легкими стрелами на 30 м и тяжелыми (150—225 г) до 150—180 м.
Сложный лук чукчей изготовлялся из двух сортов древесины — обычно лиственницы и берёзы, склеенных рыбьим клеем. Клей также делал древесину более упругой.[6]
Аналогичные по эффективности, только более короткие (до 180 см) усиленные луки имелись, например, у новгородской пехоты, японцев и норманнов.
Композитные луки азиатских пеших лучников, обычно, были короче — не более 150 см. Если применялись тяжелые стрелы, то опасны они были до 225 м, но чаще пешие лучники азиатских народов стреляли навесом до 150 м, а прицельно лёгкими стрелами на 50—70 м
Скифский композитный лук был совсем короток, — всего 70—80 см в длину и стрелы к нему имели вес 15—25 г. Дальность эффективной стрельбы в связи с этим была ограничена дистанцией всего 30—40 м, хотя, максимальная дальность полета стрелы составляла 100—120 м. Поскольку неприцельная стрельба из таких луков не имела смысла, перед выстрелом всадник останавливался, или хотя бы притормаживал.
Обычный же кавалерийский лук имел длину 120—130 см (только у гуннов, которые использовали усиленные, а не композитные луки, до 160 см). Прицельная стрельба с коротких остановок и с карусели велась на 50 м лёгкими стрелами. С такой дистанции пробивалась и кольчуга. Так стреляла русская кавалерия, турки, татары и гунны.

С другой стороны, монголы, например, использовали китайские пехотные луки и тяжелые стрелы, да еще и стреляли по ходу движения на полном скаку. При этом, за счёт сложения скоростей, медленная (около 30 м/с) тяжёлая стрела получала солидную (+40 %) прибавку к дальности, а её энергия удваивалась. Монгольские стрелы могли быть опасны на расстоянии в 200 м и дальше. Но это было скорее исключение, связанное с необходимостью борьбы с китайскими пешими лучниками и арбалетчиками.

В казацкие времена
В казацкие времена лук в значительной мере уступил место ручному огнестрельному оружию, но среди запорожцев сохранялся практически до конца существования Сечи (это подтверждают и тогдашние рисунки казака “Мамая”). Лук использовали как орудия для охоты, так и как оружие. Такую специфику сечевиков можем объяснить тем, что они преимущественно постигли в пограничной борьбе с ватагами кочевой татарской людности, которая была слабо вооруженной и активно пользовалась луками. Поряд с этим, в среде запорожцев в условиях постоянного вооруженного противостояния активно развивались средства разведывательно-диверсионной деятельности, которые иногда нуждались в “тихом” метательном оружии. Что касается стрельбы из лука, ловкий стрелок мог выпустить за минуту до 20 стрел на расстояние до 300 шагов.

Распространенные заблуждения
Лук — легендарное оружие, с ним связано огромное количество легенд и вымыслов. Особенно много таких вымыслов появилось из-за популярности книги Толкина «Властелин Колец» и последовавшего за ним вала фэнтезийной и псевдоисторической литературы. Если авторы рыцарских романов ещё имели представление о стрельбе из лука, то современные авторы это качество напрочь утратили. Список наиболее популярных заблуждений включает в себя:

Средневековая стрела пробивает металлические доспехи. Лук — это метальное оружие, взводимое одной или двумя руками, следовательно энергия выстрела это энергия рук, вернее энергия одного движения рук с учётом потерь в самом луке. Поскольку средневековые луки, построенные из средневековых материалов не обеспечивали необходимого КПД, то пробить средневековый металлический доспех они не могли. Современные луки, построенные из высокопрочных сверхжёстких материалов и имеющие натяжение большее или сравнимое со средневековыми, могут в некоторых случаях добиваться некоторого пробивания брони. Но даже в этом случае гарантированного поражения цели скорее всего не достигается.[7] Однако исторические факты свидетельствуют об обратном. Ключевой вопрос заключается в качестве доспеха и дистанции стрельбы.
Лучник успевает выстрелить вторую стрелу до того, как первая попала в цель. Примерное время полёта стрелы на боевую дистанцию полторы или две секунды, сомнительно, что за это время стрелок успеет дотянуться до воткнутых в землю стрел, так как после выстрела его правая рука уйдёт в неудобное положение в район плеча.
Лучники выстраиваются строем, натягивают луки и затем стреляют по команде (часто изображается в фильмах). Луки раньше были значительно тяжелее чем сейчас, и удерживать их в поднятом состоянии было сложно. Команда подавалась на начало стрельбы, затем каждый лучник стрелял самостоятельно.
Лучник стреляет стрелами с гранатой на наконечнике. Такая стрела имеет неправильный баланс, для того чтобы она полетела ей на хвост нужно повесить соизмеримый груз, а такое возможно только в специальном арбалете. Если же такую стрелу зарядить в лук, то она не только не полетит, но просто упадёт, а тетива очень больно ударит стрелка по руке.
Попадание одной стрелы в другую, в отличие от вышеперечисленного — дело достаточно обычное, особенно когда по одной и той же мишени стреляют несколько стрелков, либо при стрельбе на небольшой дистанции (18м).

 
Форум » Выбор раздела » Профиль » ОРУЖИЕ (немного информации об оружии)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017